КРИВЫЕ ЗЕРКАЛА или Пара слов о принципах взаимоотношения ветвей власти

0
386

“…В данном случае Перуашев бьется даже не за себя, а за достоинство всего парламента и соответствие его своей роли в системе сдержек и противовесов государственной власти.”

 

Аман АБАЕВ,

Деловая неделя, 26 июня 2015

СИТУАЦИЯ вокруг словесного конфликта между министром образования и науки Асланом Саринжиповым и руководителем фракции ДПК «Ак жол» в Мажилисе парламента РК Азатом Перуашевым подошла к логическому продолжению– обе стороны дают показания в рамках возбужденного по заявлению представителя законодательной власти уголовного дела. В ходе брифинга в СЦК сам министр внутренних дел РК Калмуханбет Касымов заявил: «У нас возбуждено уголовное дело. Они допрошены. Мы назначили филологическую экспертизу судебную, по результатам которой примем решение». Возможно, впервые за всю историю казахстанского парламентаризма взаимоотношения исполнительной и законодательной ветвей власти стали поводом для уголовного разбирательства. Как бы это ни было печально, возможно, именно такие громкие и открытые разбирательства, своего рода «дела Дрейфуса», и смогут, наконец, разбить эти «кривые зеркала», как можно было бы охарактеризовать природу данных отношений в последние годы.

 

Azat 3  Напомним, глава МОН РК сделал оценочное суждение в отношении критиковавшего его главы фракции, заявив, что г-н Перуашев «лоббирует»Aslan S интересы частных вузов. Позвольте привести его полностью, во избежание ошибок: «Мне кажется, что громкие заявления господина Перуашева, связано с лоббированием интересов мелких, частных ВУЗов, которые превратили обучение в бизнес и с лоббированием интересов частных аккредитационных агентств, которые тоже превратили контроль качества образования в бизнес». В целом, вроде бы, рядовая ремарка, выявившая недовольство чиновника позицией депутата, на самом деле вовсе не безобидна. Этим и объясняется реакция партийного лидера, поднявшего заочную полемику на уровень уголовного разбирательства. «Вот за это я готов подать на него в суд, поскольку моя обязанность, как депутата – выражать интересы моих избирателей. Сегодня после наших предложений в последней рабочей группе Министерство образования начало выходить на независимые центры аккредитации и пытаться поставить их под свой контроль. Оно пытается сегодня опять подмять под себя систему независимой оценки ВУЗов», – заявил он.

В конце концов, в обычном, бытовом понимании само понятие «лоббировать» означает влиять на госорганы путём подкупа или в обмен на неофицальные выплаты от заинтересованной в некоем государственном решении стороны. Это, очевидно, очень серьёзное обвинение, поэтому г-н министр, как минимум должен был предъявить веские доказательства того, что г-ну Перуашеву оплатили его позицию по этому законопроекту конкретные ВУЗы (поскольку Аслан Саринжипов заявил, что действия депутата – это «лоббирование интересов мелких частных вузов»).

Вторая трактовка термина «лоббирование» – действия, продиктованные не личной позицией, а навязанные должностному лицу другими людьми (возникло оно от слова «лобби» – холл перед залом заседаний, где просители «ловят» чиновников и убеждают вне рамок официальной дискуссии). В рамках нее г-н Саринжипов должен доказать:

а) что позиция Перуашева не имеет ничего общего с Государственной программой развития образования на 2020 г;

б) что она явилась результатом воздействия тех самых «мелких частных вузов» или «частных аккредитационных агентств», о которых прямо сказал министр.

Иными словами, у него должны быть конкретные данные о том, что г-н Перуашев встречался с ними, обговаривал эти вопросы в неофициальной обстановке и т.д. в период обсуждения данного законопроекта в Мажилисе. Потому что, если всего этого нет, то выходит, что министр просто клеветал на депутата Парламента.

А клевета всегда имеет целью нанесение ущерба деловой репутации или личным качествам другого человека, т.е. является оскорблением чести и достоинства личности. Сложно предположить, что это просто брошенные в раздражении или пылу дискуссии слова, ведь этот же тезис был высказан г-ном Саринжиповым и в прессе 11 июня 2015г., когда он высказался о необходимости обратиться с этим спором «в Министерство здравоохранения». Правда, впоследствии пресс-секретарь МОН попытался переиначить смысл сказанного, заявив, что министр имел в виду нечто иное. Однако важнее не его запоздалые объяснения, а то, что общество восприняло слова Саринжипова именно в их прямом и оскорбительном для Перушаева смысле, и это подтверждают комментарии в интернете.

Отсюда и ответные шаги депутата согласно статьи 376 УК РК «Посягательство на честь и достоинство депутата и воспрепятствование его деятельности». В ее параграфе №2 говорится: «Публичное оскорбление депутата Парламента Республики Казахстан при исполнении им депутатских обязанностей, совершенное с использованием средств массовой информации, – наказывается штрафом в размере от трехсот до восьмисот месячных расчетных показателей, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет».

Что тут сказать? Известный в обществе человек не захотел, чтобы чиновник «вытер» об него ноги, и имеет на это полное право. Тем более, что его либеральные взгляды действительно вряд ли нуждались в «инструкциях» вузов или ещё кто-либо.

Полемика с министром прошла в ходе официального заседания Мажилиса, где депутат не просто предложил министру подать в отставку, но и аргументировал свое предложение. Как известно, согласно законодательству, депутаты Парламента имеют право заслушивать чиновников любого ранга, задавать им вопросы и в том числе – выражать недоверие. Но ни у кого нет права оскорблять депутатов, как бы ни была обидна парламентская критика.

Перейдя от парламентской дискуссии к персональным выпадам, г-н министр тем самым нарушил и Кодекс этики государственного служащего. И важно тут вот что: если выходка министра останется безнаказанной, создаётся крайне тревожный прецедент, показывающий, что чиновники впредь смогут не отвечать на законные претензии депутатов, переводя споры на уровень личных «разборок». Если такое поведение станет нормой, а парламент – из серьёзного госучреждения – в место склок по принципу «сам дурак», то ни о каком перераспределении полномочий в сторону законодательной ветви власти, о чем так много говорит Глава государства, говорить не приходится. В каком-то смысле, в данном случае Перуашев бьется даже не за себя, а за достоинство всего парламента и соответствие его своей роли в системе сдержек и противовесов государственной власти.

Симптоматично также, что в поддержку депутата высказалась только его фракция, у которой, получается, на месте и чувство достоинства, и депутатская солидарность. Остальные фракции и депутаты, включая спикера Мажилиса – решили промолчать. При Нурлане Нигматуллине такого не могло быть по определению! Для всех должно быть очевидно, что речь идёт о роли парламента, как реальной ветви власти, способной оппонировать правительству. Но если оппонировать может только «Ак жол», то это может означать, что к планам Главы государства по перераспределению полномочий парламент явно не готов, по крайней мере, в нынешнем составе.

 

Недавно, ходе заседания парламента по отчёту правительства за 2014 г., практически только акжоловские депутаты ставили неудобные вопросы о срыве Кашагана, о выделяемых из бюджета многомиллиардных средствах под невыполненные госпрограммы и в том числе Министерством образования, которое то перечисляет миллиарды за невыполненные работы, то не может или не хочет истребовать у одного из подведомственных учреждений отчёт об использовании 17 миллиардов тенге. Громкие аресты в деле EXPO подтвердили, что общество, а тем более его представители во власти не имеют право молчать, изображая благость и фальшивое благополучие.

Еще одну вещь важно подчеркнуть в этом деле. Это роль «интернет-троллей» в травле неугодных: на ряде сайтов после выступления Саринжипова были размещены многочисленные «комментарии», продолжившие оскорбления Перуашева. Это создавало видимость массового общественного неприятия его позиции, хотя на свободном от «модераторов» пространстве социальных сетей тональность комментариев в подавляющем большинстве была в поддержку депутата. Техника «отработки общественного мнения» уже давно не секрет. Существуют целые «фабрики троллей», где каждый «коммент» имеет вполне определенную цену. Другое дело, когда на этот прием «ведутся» профессиональные журналисты, успевшие опубликовать статьи про то, что «депутат не прав».

Дошло до того, что на одном из сайтов травля депутата продолжилась по совсем другому поводу (относительно требования партии «Ак жол» навести порядок в системе закупок госпредприятий и нацкомпаний), но тоже с похвалами в адрес Саринжипова. И что интересно: 90% таких комментариев оказались присланы с одного-единственного IP-адреса, но зато под разными «именами» и якобы из разных городов. Вот такое вот «общественное мнение», которое на поверку оказывается просто фальшивкой и «троллингом». Поразительно, как против одного принципиального депутата, кроме перешедшего границы этики министра, широко использованы технологии манипулирования общественным сознанием. И всё для чего? – только лишь чтобы оттеснить на второй план содержание самой дискуссии.

 

А ведь Перуашев высказал министру конкретные претензии – о том, что министерство не выполнило Государственную программу развития образования до 2020 года, где четко указано: «С 2015 года государственная аттестация будет полностью заменена аккредитацией». В соответствии с ней, доля вузов, прошедших независимую аккредитацию по международным стандартам уже в этом году должна была составлять от 20 до 50%.

Независимая аккредитация имеет и антикоррупционное значение – это альтернатива тотальным проверкам в системе образования, которая реализуется в соответствии с Указом Президента от 17 апреля 2011 г. о сокращении контрольных функций госорганов.

К слову сказать, на защищаемую Саринжиповым аттестацию, только с педагогов чиновники от образования ежегодно собирают около 300 миллионов тенге взяток (по данным Агентства по государственной службе и борьбе с коррупцией, http://www.oinet.kz/news/kogam/i1893).

 

Однако, как выясняется из слов самого министра, «система не готова» отказаться от тотальных аттестаций: «…Независимые аккредитационные организации и ВУЗы не готовы к переходу на международную модель (с отменой госконтроля над образованием)». Другими словами, министр заявляет о несогласии с указом президента и собственной госпрограммой, на которую уже потрачены немаленькие деньги.

Кто же должен ответить за это? Министерству были предоставлены все правовые и административные полномочия для реализации данной Госпрограммы, выделены и освоены многомиллиардные бюджетные средства. И где результат? – спрашивают депутаты. «Сами такие» – отвечает министр.

Более того, Саринжипов просит депутатов «прикрыть его» от ответственности, предложив приняв закон, который бы фактически узаконил срыв Госпрограммы, на что и обратила внимание фракция «Ак жола»:

«Вместо того, чтобы подтянуть работу и заявить о своей неспособности ее выполнить, что он сейчас практически и сказал, они приходят к нам и предлагают поменять закон. Что это такое? Есть поручение Президента, оно не выполнено, а нам говорят ситуация такая, давайте поменяем закон. Мне кажется, иногда проще поменять министра, чем менять законы каждый раз. У меня вопрос к господину министру: из-за того что вы сорвали практически и не выполнили поручение Президента, сорвали план по переходу к аккредитации, к рыночным способам методики оценки образования, почему вы не подаете в отставку, а требуете менять закон?».

 

Если чиновникам дозволяется блокировать критику неисполнения Государственных программ развития, то чему мы удивляемся, когда громко презентуемые Планы и Стратегии остаются на бумаге? И эта тенденция реально угрожает реализации программ Президента РК «Пять институциональных реформ» и «Сто конкретных шагов», где Глава государства поставил задачу обеспечить подотчетность госорганов обществу. Где же, как не в парламенте отчитываться министрам?

Или для того, чтобы сидеть в высоких кабинетах и распоряжаться много миллиардными суммами – все средства хороши, включая оскорбления и грязные технологии в ответ на критику и неудобные вопросы?

Так что вопрос стоит гораздо шире конфликта двух персон. Вопрос, по большому счёту, не в Перуашеве, в конце концов, и он тоже далеко  не ангел.  Вопрос в принципе: будут ли чиновники прозрачными и подотчётными, и будет ли парламент способен этой прозрачности добиваться. Пускай даже вопреки грязи и оскорблениям.

Истрчник:   http://www.dn.kz/index.php

КРИВЫЕ ЗЕРКАЛА или Пара слов о принципах взаимоотношения ветвей власти

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
Атыңызды енгізіңіз