Аркадий Мамонтов: «Я не агент ФСБ, я просто беру у них материал»

1
60


Slon попытался узнать у автора скандальных «телеразоблачений» Аркадия Мамонтова, выпустившего фильм о коррупции в Минобороны, рабочие секреты и кто станет героем его разоблачений в следующий раз.

– Аркадий, почему расследование по поводу Минобороны вы решили провести только сейчас, когда министра уже уволили.

– Ну, это же информационный повод был.

– То есть раньше вам было известно о фактах хищения, но вы молчали?

– Нет, это же закрытая система.

– Как же вам сейчас удалось ее раскрыть?

– Ну как, надо было посмотреть материалы, для этого есть интернет, есть люди.

– То есть вы брали информацию о закрытой системе в интернете?

– Ну, в том числе, как и всегда, как и вы ищете.

– Вот же в интернете легко обнаружить, что угольный скандал, который вы связали с Сердюковым, на самом деле пятилетней давности и мало с ним связан, собственно.

– Да какая разница, сейчас-то там все то же самое.

– Почему вы никогда не делаете разоблачений о чиновниках, пока они у власти.

– Будет материал – будем работать.

– Как вы объясните то, что ваши разоблачения по времени и по жертве всегда совпадают с желанием властей кого-то прижать: приняли закон об НКО – тут же фильм о шпионских камнях, прижали Тельмана Исмаилова – тут же фильм о «Черкизоне».

– Ну так я же говорю – это все информационные поводы. Когда они есть – я снимаю.

– Дело не только в поводах, скажем, в фильме о шпионских камнях использовалась съемка ФСБ, вы как ее получили?

– Я не являюсь агентом ФСБ, я просто беру материал.

– Но они абы кому не дадут материал.

– Ну, у меня есть контакты, я не хочу раскрывать внутреннюю кухню. Никто же никогда не рассказывает об этом. Вот вы придете на «Дождь», вам же там никто не будет рассказывать о своей внутренней кухне.

– Да вроде они ничего не скрывают, планерки в эфире показывают.

– Ну а я вот не хочу рассказывать.

– Но кто был инициатором материалов – вы или ФСБ?

– Ну а чей материал вышел?

– В этом есть мой вопрос.

– Ну это мой материал или эфэсбэшный?

– Да, вот именно в этом вопрос. ФСБ это делает, используя вас, или вы запрашиваете кадры у ФСБ, задействуете свои контакты.

– Второй вариант правильный.

– Я давно слежу за вашей работой. И вы знаете, ваши взгляды производят впечатление хорошо обоснованной системы сверхценных идей, в центре которых стоит православие…

– Все верно.

– … при этом отличаясь повышенной подозрительностью, прежде всего в отношении США. Некоторые называют это паранойей.

– А что они нам, друзья, что ли?

– Они враги?

– Нет, это я вас спрашиваю, они нам друзья?

– Рискну предположить, что американцы вполне могли бы быть нашими друзьями.

– Ах, могли бы быть, да? А вы слышали, что Ромни назвал Россию главным геополитическим врагом США?

– А потом был высмеян Обамой и проиграл выборы.

– Да вы бывали там вообще, в США?

– Случалось.

– И как вам, понравилось?

– Нормально. А вам?

– Да нет, мне понравилось, но я не нашел там ничего, что было бы лучше, чем у нас.

– То есть в США все хуже, чем у нас.

– Нет, я такого не говорил.

– Только что же сказали.

– Нет, вы передергиваете. Штаты это Штаты, у них своя политическая культура, но зачем лезть-то к нам?

– Когда впервые вы стали чувствовать тревогу и подозрительность в отношении к США?

– Нет у меня никакой тревоги. Я не говорю, что в США все плохо, там есть хорошие законы, скажем, о педофилии, о террористах, о шпионах, полиция там хорошо работает. Но иногда они начинают лезть в наши всякие вещи, поддержка там всяких НКО, посол начинает заявлять, что они будут поддерживать демократию.

– Поддерживать демократию это действительно так плохо?

– Да это же зарубежные страны, это чужие люди, не в нашем менталитете.

– Хорошо, оставим США. Не планируете ли вы сделать расследование в отношении коррупции в Кремле и после Сердюкова взяться, скажем, за Ковальчука или Шамалова с Тимченко?

– А почему бы вам самим о коррупции в Кремле не написать?

– Да мы пишем помаленьку.

– Ну и пишите. У вас что, факты есть?

– Вам сегодня подарили книжку «Путин. Итоги». Вы ничего не слышали о кооперативе «Озеро» или о том, как, к примеру, Газпром отдавал свои основные финансовые активы. Не хотите об этом фильм сделать? Или история с «Байкалфинансгруп».

– Я не знаю, что такое «Байкалфинансгруп», во-первых…

– И такие фамилии, как Ковальчук или Шамалов, вы не слышали раньше?

– Ну, про Ковальчука слышал.

– Как насчет того, чтобы расследовать его деятельность?

– Это ваше редакционное задание мне? Ха-ха-ха. Будет редакционное задание – будем расследовать.

– Неужели даже про Путина будете расследовать?

– Это провокационный вопрос. А если вам попадется информация, что президент США замешан в коррупции? Вы вообще гражданин какой страны? России? А если бы были гражданином США? Тогда что бы?
Роман
Доброхотов, Slon

1 Пікір

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
Атыңызды енгізіңіз