Азат ПЕРУАШЕВ, мажилисмен: Нельзя сертифицировать каждый носок!

0
73

Импорт казахстанских товаров на территории России и Белоруссии пытаются ограничить любой ценой, утверждают в партии «Ак Жол». Новая инициатива по маркировке продукции в Таможенном союзе — еще один барьер на пути отечественных бизнесменов к новым рынкам. Почему интересы наших партнеров в Евразийском экономическом пространстве должны стоять выше интересов наших соотечественников? Об этом в интервью газете «Время» рассуждает руководитель фракции ДПК «Ак Жол» в Парламенте Азат ПЕРУАШЕВ.

–  Азат Турлыбекович, ваша партия выступает резко против моркировки товаров легкой промышленности, которые будут продаваться на территории Таможенного союза. Но у авторов этого предложения есть конкретное обоснование — защита рынка от контрафакта. Здравая мысль, не согласны?

– Защита от контрафакта – всего лишь предлог. Россия и Белоруссия предлагают ввести обязательную маркировку «на некоторые виды товаров лёгкой промышленности» в виде изделий из меха, якобы как пилотный проект. Но ведь очевидно, что после этого последует и расширение списка обязательной маркировки.

Нигде в мире подобная маркировка не применяется, кроме Беларуси. И что же, теперь вместо рыночной экономики мы взяли за ориентир Минск с его серыми товарами и совковыми магазинами? У Белоруссии можно учиться поддержке сельского хозяйства, машиностроения. Но никак не рыночному регулированию.

Между тем, самый большой и самый опасный для общества контрафактный рынок в России вовсе не в одежде, а в алкогольной продукции. По данным российских же СМИ, доля незаконного алкоголя на рынке РФ доходит до 60%, хотя вся эта продукция и у них, и у нас давно маркируется акцизными марками. А что толку? И вместо того, чтобы бороться с этим, нам навязывают никому не нужный, затратный и крайне коррупциогенный проект.

При этом совершенно игнорируется, что маркировка товаров давно введена, но только в виде штрих-кодов. Каждый из нас, покупая продукты в магазинах, видел, как аппараты считывают с товаров все необходимые данные.

Зачем же вдруг стала нужна ещё какая-то, нигде в мире не используемая маркировка, за которую ещё придётся и платить?

Мы видим в этом предложении более изощрённый смысл.

Во-первых, с момента создания Таможенного союза бизнес-сообщество Казахстана наблюдает активные попытки российской стороны любыми способами ограничить доступ казахстанских товаров на свои рынки. Для этого постоянно изобретаются новые и новые препоны. И маркировка из их числа.

Во-вторых, речь идёт об элементарном сговоре для получения монопольной прибыли частными лицами за счёт рядовых граждан.

В-третьих – это попытка ужесточить обороты на рынке, ввести тотальный контроль за передвижением товаров и деятельностью бизнеса, что приведёт к росту проверок и формированию новой почвы для вымогательств и «коррупционной ренты» с предпринимателей. А в итоге за всё будут расплачиваться потребители, наши с вами сограждане.

– У вас уже есть примерные расчеты — насколько могут вырасти цены из-за маркировки товаров?

– Согласно представленной информации, минимальная цена одной метки на каждую единицу товара составляет около 20 тенге, без учёта расходов на доставку, хранение, наклейку, администрирование системы контроля и прочее. Кроме того, данная технология предполагает, что каждый предприниматель (а их у нас по статистике около миллиона) будет обязан приобретать специальные устройства для идентификации меток, по ценам от 175 тысяч тенге за стационарный считыватель, а также иное оборудование. Просто умножьте 175 тысяч на миллион – сколько получается? И без всяких конкурентов, просто по приказу сверху. Кроме того, представьте себе, что на каждую пару носков, на каждую школьную тетрадь или яблоко, которые и являются «единицами продукции» добавится цена в 20 тенге.

Правда, в комментах к нашему запросу на эту тему в интернете вдруг появились анонимные утверждения, что «для тетрадей марку наклеивать не придётся, её будут сразу печатать типографским способом», а для носков цена марки составит не 20, а 2 тенге и т.д.

Совершенно очевидно, что это комменты от тех самых лиц, которые и лоббируют эту идею. Более того: выясняется, что у них уже подготовлены предложения и по школьным тетрадям, и по носкам, а значит, и по всем другим группам товаров.

То, что мы в своём запросе обозначили всего лишь как «возможность» после пилотного проекта, на поверку оказалось уже подготовленным планом! Понятно почему инициаторы проекта не рискуют выходить на публику с открытым лицом, а действуют через кого-то.

Подумайте только: в перспективе каждый гражданин Казахстана – от младенца до пенсионера, делая покупки, будет должен платить этим псевдо-бизнесменам. А ведь те или иные товары люди покупают каждый день, например, продукты. Просто умножьте 17 млн на 20 тенге и на число покупок – столько денег каждый день, ничего не сделав, не произведя товаров или услуг, собираются иметь с нас эти «инноваторы».

Но помимо этого, в споре о цене обязательной маркировки её лоббисты замалчивают ещё два важных аспекта: насколько забюрократизируется весь товарооборот на потребительском рынке? Насколько возрастут возможности всевозможных проверяющих и контролёров, а следовательно, и их аппетиты к предпринимателям? Ведь все эти расходы предприниматель будет вынужден тоже включать в центу товара, и там речь пойдёт не о 20 тенге, и уж никак не о 2 тенге.

И второе: но даже если речь идёт об удорожании товаров на 0,0002 тенге – какое право имеет кто-либо собирать мзду с продавца и покупателя, помимо налогов? Что это за средневековое мракобесие?! Согласно Конституции, никто не может быть лишён своего имущества или его части иначе, как по решению суда. А здесь мы видим прямое посягательство на личное имущество и доходы наших граждан.

Причём, заметьте – по проекту, обязательная маркировка будет проводиться даже не налоговыми органами, а частными компаниями, среди которых белорусская (разработчик продукта), российская (продвигает проект) и некая казахстанская (видимо, для баланса). Вот этот триумвират и намеревается обложить всё наше население такой своеобразной «данью».

И для меня в этой ситуации важна даже не сумма, а сам принципиальный факт посягательства на законные права предпринимателей и потребителей.

– Но вы же сами упомянули, что есть и такие товары, которые нуждаются в полном контроле и которые нельзя выпускать на рынке без маркировки. Тот же алкоголь, табак.

– Так никто и не против. Международный опыт показывает, что маркировка товаров, как механизм борьбы с «серым» импортом, применяется как раз исключительно для подакцизной группы – алкогольных напитки и табачной продукции. Для других групп товаров такой практики в мире практически нет. Но даже маркировка акцизными марками — не всегда эффективная мера. Я уже приводил данные о засильи нелегального алкоголя в России. Ненамного лучше у них ситуация и на рынке сигарет, где только за прошлый год доля контрафакта выросла в 3 раза и ожидается её рост до 15% в ближайшие годы.

Таким образом, даже при самых жёстких формах контроля, маркировка продукции не защищает рынок, зато служит источником злоупотреблений и коррупции. Для обычных же товаров, чьё потребление не связано с социальными издержками, гораздо более эффективными являются другие методы – тот же штрих-код.

Нам же фактически предлагается потенциально перевести все группы товаров в разряд подакцизных. Это приведёт к значительному ужесточению бюрократического давления на бизнес, замедлению и удорожанию товарооборота. Считаю нужным особо подчеркнуть, что такой подход в корне противоречит всей проводимой в Казахстане политике Главы государства по снижению административных барьеров и упрощению контрольных функций госорганов. До сих пор именно либеральные рыночные реформы составляли основу нашего успешного развития. И именно наше законодательство считается преимуществом в рамках Таможенного союза. А теперь нам без обиняков предлагают нам отказаться от этих достижений. Понятно почему этого добивается Беларусь – там практически нет рыночной экономики. Понятно почему Россия, где бюрократия всегда довлела над бизнесом. Тем более это актуально для России сейчас, когда она пытается пресечь импорт товаров из других стран. Но зачем это нужно Казахстану? По мнению партии «Ак жол», нам, нашему бизнесу и нашим гражданам это совсем не нужно.

 – Будут ли эти компании нести ответственность за качество товаров? Раз они их маркируют, то должны взять на себя какие-то обязательства…

– В проекте не предусмотрена ответственность маркировщиков за те случаи, если качество товара окажется ненадлежащим, или марка окажется поддельной. И появление марки на любой продукции — далеко не гарант качества. Во всем цивилизованном мире действует иная форма контроля –подтверждение товара требованиям безопасности путём сертификации. Однако сертификации подлежит производство, в крайнем случае – партия товара, но никак не каждая его единица. Нельзя сертифицировать каждый носок! К сожалению, сертифицирующие органы в Казахстане тоже не несут никакой ответственности, законодательством не предусмотрены ни  персональная ответственность уполномоченного лица, ни изъятие товаров с рынка. В результате в системе госзакупок настоящий разгул поддельных сертификатов, по которым подставные компании выигрывают миллиардные тендера, тогда как сами производители эти тендера проигрывают.

Между тем, в развитых странах чётко прописаны и механизмы изъятия товара, и уголовная ответственность лиц за фальсификацию сертификатов, ведётся работа над повышением потребительской культуры и образования, поскольку речь идёт о государственных интересах, и, в конечном счёте, о жизни и здоровье граждан. Вот в каком направлении нужно развивать противодействие контрафактной продукции, а не изобретать очередные поборы за чужой счёт.

Без ответственности за поддельную сертификацию, без механизма изъятия товаров и т.д., тотальная маркировка не решает и задачи выявления «серых» схем, а значит, вся нагрузка за нововведение опять ляжет на законопослушный бизнес, а теневая экономика так и останется в тени; всё «нововведение» сводится к выкачиванию денег с потребителей и добросовестных предпринимателей.

Нам говорят, что маркировка позволит «собирать информацию о движении каждой единицы товара». И зачем? Чем это поможет экономике? У госорганов и так гора бумажек, куда им ещё одну?

  – Возможен ли вариант, что Казахстан откажется от предложения партнеров и не станет вводить новые обязательства для производителей легкой промышленности?

– В ходе обсуждения этого проекта на площадке Национальной палаты предпринимателей, в индустриальной палате и отраслевых объединениях бизнеса, нам неоднократно говорили, что в случае отказа Казахстана, российская и белорусская стороны готовы ввести обязательную маркировку в самостоятельном порядке. В таком случае мы усматриваем в этом шаге ещё одну меру по созданию нетарифных, дискриминационных барьеров для казахстанских товаров на рынки этих стран. Фактически, тем самым саботируется содержание Таможенного союза и ЕАЭК, как единого рынка, действующего по единым правилам.

Партия «Ак жол» рассматривает данную инициативу как попытку навязывания нам чужих правил игры, наносящих ущерб интересам рядовых казахстанцев. Дело не в конкретных изделиях – если мы согласимся с самим принципом, завтра он распространится и на другие товары.

На дискуссиях нам ультимативно заявлялось, что только согласившись с введением маркировки, наши товары попадут на рынок ЕАЭС. Постойте, а разве мы уже не в Таможенном союзе и ЕАЭС? Для чего тогда принимались эти соглашения? С моей точки зрения – исключительно по экономическим мотивам единого рынка.

Пойдя на предлагаемый шантаж, мы даем повод шантажировать нас и дальше, ограничивая наш экспорт и выторговывая под него новые и новые проекты, которые будут выгодны России или другим союзникам, но за наш счёт.  Вся картина напоминает анекдот про ослика, который пытается дотянуться до морковки на удочке, привязанной к его же спине. Это – бег по кругу и без результата, за исключением, конечно, результата для некоторых лиц.

Что ещё более прискорбно – проектом Решения предусмотрено, что создание «компонентов» системы обязательной маркировки (речь вероятно, идёт о производстве и сети обязательной продажи марок и оборудования) должно финансироваться из бюджета каждой страны. Мало того, что каждый гражданин станет обязан платить частным компаниям откровенный налог, так ещё и сами эти компании будут финансироваться из бюджета! Как говорится, нет пределов совершенству, а тем более – совершенству аппетита…

Я как-то уже называл такую форму «бизнеса» на функциях государства – бизнес-иждивенчеством. В данном же случае это и не бизнес вовсе, а нечто совсем странное – пытаться зарабатывать на том, чтобы обложить данью собственных граждан, причем в интересах другой страны. Название этому явлению подбирайте сами.

Исходя из всего этого, фракция партии «Ак жол» призвала Правительство защитить национальные экономические интересы Казахстана и воспользоваться правом вето в отношение данного проекта.

Евгений ПОЛЯКОВ, Астана

time.kz

Пікір жазу

Пікіріңізді енгізіңіз!
Атыңызды енгізіңіз